Жидкая валюта

Глава 1. Жидкая валюта

Сила советской науки держалась не только на творческой мысли, но и на спирте, и с этим никак не поспоришь! Вспомнить хотя бы главного героя – мастера на все руки из НИИ Гошу в фильме «Москва слезам не верит». Как он, сидя перед батареей опустошенных бутылок, мастерски заглатывал стаканами водку, не закусывая, а просто «занюхивая» ее воблой! Сразу видно: опыт не пропьешь! А опыт, как и аппетит на спиртное, у подобных мастеровых из советских НИИ и прочих научных организаций был огромным.

Подтекает вода в лаборатории – вызываешь сантехника, так налей ему грамм 100-150! А не нальешь, так вода и будет бесконечно литься на стол, на приборы там разные, потом на пол, пока не зальет все вокруг. Ну, а сантехник, типа занятый поиском нового крана, придет и просто эту воду перекроет. И весь научный процесс остановится надолго, пока завлаб не осознает свою ошибку и не достанет заветную бутыль, содержимое которой нужно было тщательно отмерять, а расход учитывать и заносить в специальную тетрадь по учету этого самого спирта. И пока в бутыли что-то плещется, все проблемы решаются качественно и быстро – хоть с сантехником, хоть с электриком, хоть с водителем институтского авто. Главное, чтобы эта бутыль всегда была полной. Но с этим в кафедральной лаборатории никогда проблем не было. Не то что, в какой-то там городской больнице, где каждая дезинфекция задницы при постановке укола учитывается старшей медсестрой. Ведь наука любит чистоту и аккуратность, и поэтому в ней все протирается, прочищается и дезинфицируется исключительно спиртом. А раз так, то спирт в лаборатории должен быть всегда. Ну, а у Доктора этот продукт имелся в избытке. Во-первых, спирт ему полагался для работы – ведь он контактировал с легочной инфекцией, представленной всякими вредными микробами. А во-вторых, он нашел правильный подход к кафедральному Завхозу, как он его окрестил, хотя должность эта именовалась «хозяйственный ассистент кафедры». Ну, это так, для солидности, чтобы сотруднику не обидно было за то, что, по существу, он обычный заведующий кладовкой, в которой хранились лабораторные химикаты, самым ценным из которых, разумеется, был спирт. Завхозом трудился один из «блатных» – сынок высокопоставленного военного чина, прославившийся еще на первом курсе института тем, что экзамен по физике преодолел только с третьего захода. Такими же успехами он был известен и на других кафедрах, пока, наконец, для него по просьбе папаши в институте не нашли куратора, договаривавшегося с «нужными» преподавателями о хороших оценках.

А поскольку это было нелегко, куратора регулярно (обычно в праздники, коих в те годы в СССР тоже было немало) закидывали подачками и подарками. Это сейчас в институтах нынешней России все просто – заплатил деньги – сдал экзамен. Ну, а оценка, разумеется, зависит от установленной таксы. Заплатил еще – можешь прогуливать занятия сколько хочешь, тоже в зависимости от таксы. Так вот некоторые и умудряются без особых усилий за деньги получить диплом о высшем образовании. Коррупция называется…

Ну, тут что-то я отвлекся. В общем, к моменту окончания института Завхоз числился среди студентов уже на хорошем счету. Так что Шефу пришлось взять его в аспиранты по направлению из Минздрава, где папаша-генерал к тому времени нашел нужных людей. И, вроде бы дело-то сладилось, да, вот только, Шеф диссертации за аспирантов не писал. Поэтому и пришлось Завхозу все три года грызть гранит науки самостоятельно. Но, привыкший в институте к легкой жизни, никакой диссертации к концу аспирантуры он не защитил, оттого и был определен Шефом на «важную» должность хозяйственного ассистента с обещанием перевести его в преподаватели после успешной защиты. Но защита научного труда (из-за отсутствия оного) затянулась еще на пару лет. И к тому моменту, когда Доктор уже стал кандидатом наук, Завхоз все еще ходил, как говорили раньше, «неостепененным». И надо же было так случиться, что именно в этот момент на кафедру выделили дополнительную ставку ассистента, которой так дожидалась утомившаяся от должности младшего научного сотрудника Надомница – бывшая аспирантка-бездельница. Которую прозвали так, потому что она умудрилась защититься, просиживая дома большую часть рабочего времени. А работу за нее выполнял почему–то заинтересованный в ее карьере заведующий лабораторией, к которому та изредка наведывалась. В общем вышло так, что на одну ставку претендовали два блатных бездельника. Поэтому Шеф, чтобы не выбирать между двумя претендентами на денежную должность, принял, как говорят, соломоново решение: разделить ставку на двоих. На полставки оформить Надомницу и на оставшуюся половину – генеральского отпрыска – Завхоза. Только вот неясно было, кого вместо него назначить на его прежнюю должность? Тут у Завхоза и мелькнула мысль порекомендовать Шефу Доктора, в отместку за разоблачение его манипуляций со спиртом (что в те времена было для многих обычной практикой), в чем его как-то и уличил открыто Доктор…