Шкет

Шкет, он же шибздик, он же шустрик, он же шпингалет и он же недомерок. Какими только прозвищами не награждают индивидов маленького роста! Доктор помнил еще с детства, когда одного из его друзей-ровесников по суворовскому училищу, стоявшего в ротном строю по росту последним, старшина окрестил «живчиком». Тот особенно не обиделся на свое прозвище, пока не узнал, что так в обыденности именуют сперматозоид: да, да – тот самый важный «микробчик», ответственный за появление детей…
А давным-давно, в каком-то, уж и не помнится советском фильме об октябрьской революции, одного из главных героев – малорослого беспризорника – вообще обозвали «окурком». Так вместо имени и звали – Окурок! Наверное, только веселый и жизнерадостный, как сейчас говорят, – позитивный – мальчишка был бы способен снести подобные прозвища без особой обиды. В случае же со Шкетом – угрюмым и вечно нахмуренным соседом такой номер бы не прошел. Так что, он так и не узнал, каким обидным прозвищем наградил его наш герой. Как, собственно говоря, не узнали про свои прозвища и остальные окружавшие Доктора «садоводы». К тому же Шкет не понравился ему сразу, когда «по-соседски» зайдя на участок, стал его поучать:

– Деревья нужно спилить, орешник – вырубить, вдоль забора посадить яблони, кстати, у меня в сельхозакадемии есть специалист по саженцам.

Причем, советы Шкет давал, как приказывал: строгим и отрывистым командным голосом, чем напомнил Доктору главного персонажа «Дьяволиады» Булгакова – незабвенного Кальсонера. Хотя для полного сходства с этим маленьким и злобным существом Шкету явно не хватало лысины и козлиной бородки. Тут следует добавить, что, буквально накануне Доктор узнал от Прораба, что раньше Шкет работал «во внутренних органах», и что у него там «большие связи». В каких таких органах трудился суетливый сосед, напомнивший Доктору, уничижительную пародию на дьявола, наш герой уточнять не стал. Хотя и отреагировал на это сообщение фразой, что, мол, «и дерьмо тоже происходит из внутренних органов». Поэтому, не питая особой любви ни к каким органам – ни внутренним, ни внешним – Доктор на все эти советы недовольно огрызнулся:

– Ничего мы вырубать не будем – оставим орешник для белок, обойдемся без ваших советов.

Шкет от неожиданности умолк, а потом, видно вспомнив слова Доктора о «внутренних органах» (Прораб – сволочь – донес ему сразу!), схватил его за плечи, стал трясти и орать, обращаясь к кому-то, стоящему позади Доктора:

– Нет, вы слышали, ему тут все не нравится, ни яблони, ни органы, ни СНТ наш! Проучить бы его надо всем обществом!

Доктор оглянулся и увидел за своей спиной Мусю, размахивающую граблями, тощего испитого Прапора, Дусю с измазанной шоколадкой толстой мордой, а вдали Прораба и здорового амбала с бейсбольной битой. А еще дальше – Бравого Полковника с автоматом наперевес, бегущего в их сторону… От ужаса Доктор дернулся, пытаясь освободиться от профессионально зажавшего его Шкета и… проснулся в поту от того, что его трясла за плечи жена.

– Вставай, соня, пора ехать, участок дачный смотреть… эксклюзивное предложение!

Очнувшись, Доктор тут же вспомнил всех своих бывших соседей по коммуналке и полковника, засадившего его на гауптвахту, так некстати пригрезившихся ему во сне, и с надеждой спросил:

– А, может, ну ее к черту, эту дачу? Может, лучше опять на Майорку?…

Конец

error: Content is protected !!