Предисловие к запискам пульмонолога

Предисловие

После того, как я отпраздновал свой 50-летний юбилей, мне стало казаться, что в жизни чего-то не хватает. Хотя, несмотря на все препятствия, с которыми сталкивались в постсоветской России многие люди, мне удалось не только выжить, но и реализовать задуманное еще в аспирантские годы. В профессии – организовать свою маленькую коммерческую практику, в которой я ни от кого не зависел, написать несколько книг, опубликоваться за границей в серьезных научных журналах. Затем побывать на нескольких международных конгрессах и понять, что в своей области я не только не отстаю от иностранных коллег, но даже опережаю их, если не на шаг, то на полшага точно.
На семейном фронте, наконец, тоже все «устаканилось»: переженившись несколько раз, я, наконец, нашел любимую женщину, преданную помощницу во всех моих начинаниях и боевую подругу, стойко прикрывающую мои тылы. Сбылась и моя давнишняя мечта о путешествиях – появилась возможность выезжать на отдых и за новыми впечатлениями за границу, а не «тухнуть» в летние месяцы в убогих подмосковных «зонах отдыха». Но, несмотря на кажущееся благополучие, какой-то червячок все время грыз меня изнутри, создавая ощущение постоянного беспокойства, как будто я чего-то еще не доделал. Раздумывая об этом, я понял, что, прожив уже большую часть отмеренных мне лет, я так и не понял, а правильно ли я поступал, стараясь «плыть по жизни» всегда против течения? А мог бы я прожить эти годы иначе? Пытаясь ответить себе на эти вопросы, я стал ворошить старые дневниковые записи – местами неразборчивые, местами для меня неприятные, и вот тогда-то и понял: нужно «разложить все по полочкам», оценить свои поступки и поступки людей, окружавших меня, но объективно и непредвзято. А в основе оценок должны быть те же принципы, которым меня  учили с детства еще в суворовском училище: правда и честность. Это я и попытался сделать в первой своей повести «Записки ординатора». Потом последовали «Записки аспиранта астматической кафедры», совсем коротенькие «Соседи. Записки Дачника», и вот снова я возвращаюсь к своей кафедральной жизни с новыми записками.
Прежде чем их начать, я долго размышлял, а стоит ли писать продолжение? Ведь многие коллеги-врачи и читатели с недоумением отнеслись к моему творчеству, повторяя в разных вариантах одну и ту же мысль: как можно написать о врачах что-то новое после классиков? Да и вряд ли, можно потягаться с тем же Булгаковым, описавшим быт и профессиональную деятельность врачей своего времени! К тому же и современных пишущих эскулапов – как российских, так и зарубежных – в наше время насчитывается немало. Поскольку я не имел возможности объяснять каждому свои соображения по этому вопросу, я решил сделать это сразу для всех в этом небольшом предисловии.
Знакомясь с литературой о современной медицине, я почти всегда прихожу к мысли, что там (как в киношных сериалах) намешано столько пафоса о героях, каждую минуту спасающих мир, что порой от этого тошнит. К тому же та «идеальная» медицина, о которой рассказывается в большинстве книг, как и в кино, очень далека от реальной жизни. И отличается литература от реальности так же, как фильмы о вирусных эпидемиях от реальной пандемии коронавируса, во время которой было совсем мало пафоса, но много горя и страданий. К тому же, я стремился показать не будни советской медицины, а ее изнанку со всеми пороками, присущими обществу «развитого социализма», с его враньем, демагогией и показухой. Ну, а насколько это мне удалось, пусть оценит читатель. Надеюсь, моя очередная повесть никого не разочарует.