Записки Дачника

Дуся

Глава 11. Дуся

Не зря говорится в известной пословице, что «яблоко от яблони недалеко падает». Так же недалеко «упала» от мамочки и ее до поры любимая дочурка Дуся. Которую с рождения нарекли вовсе не Дусей, а обычным русским именем. Каким? Кто его знает? Может, Аленой или Машей, а может и Катей. Но точно не Евлампией, поскольку электрик Прапор тогда бы ласково называл ее Лампочкой.
В общем, история об этом умалчивает, поскольку Доктор в своем дневнике никаких имен не упоминал. Ну, а Дусей по злобе окрестила ее сама мамаша – Муся – после серьезного семейного скандала. Но случилось это гораздо позже, когда та немножко подросла и своими формами стала напоминать родную мамочку. Как говаривал Прораб (если помнит читатель), «высоким интеллектом и широким кругозором».
Да и выглядела она тоже как типичная деревенская девка: кругломордая, курносая, грудастая и задастая. К тому же, уродилась, почему-то, рыжей и конопатой, отчего у Прапора – ее папаши – относительно дочурки назойливо всю жизнь крутилась в голове только одна мысль: кто ее произвел на свет Божий? К своим пятнадцати годам, Дуся, как говорится, была «в полном соку», так что по причине ранней зрелости в школе от одноклассников, желавших на переменах потискать Дусю «за буфера» и другие выпуклые места, не было отбоя еще класса так с седьмого-восьмого.
Ну, а после окончания школы и поступления в сельскохозяйственный институт она вообще пустилась, как говорят, во все тяжкие. Студентам – парням из подмосковных деревень – Дуся была по вкусу в самый раз. А кавалеров она меняла очень часто по одной причине: ей очень хотелось замуж! Но, как известно, в деревнях (а большинство претендентов на должности будущих агрономов родом были как раз оттуда) вертихвосток не почитают за потенциальных невест. Так что, переспав почти со всеми сокурсниками, Дуся стала искать претендентов среди тех, кто постарше. И даже пыталась «закадрить» одного из доцентов, который имел неосторожность с ней любезно поговорить на экзамене. Но, к счастью для него, из этого ничего не вышло. Так что пришлось Дусе переключиться на старшекурсников, коих в этом сельхозвузе было тоже предостаточно.
По этой-то причине и не появлялась она частенько к ночи дома, из-за чего как-то ее мамаша (та самая Муся), разозлившись и наоравшись на нее до хрипа, дойдя до точки кипения, и нарекла ее этим прозвищем, объявив:
«Ну, ты, шалава, как наша Дуся, совсем загулялась!»
Тут следует пояснить, что, на самом деле-то, Дусей звали их шибко охочую до котов приблудную кошку, прикормленную еще с раннего кошачьего детства. Откуда и от кого эта кошка народилась, никто не знал, но к моменту появления, судя по размеру и вылезающим малюсеньким зубкам, было ей месяцев этак пять. И только стоило Мусе один раз ее покормить, как она больше с прорабского участка не уходила, напоминая назойливым мяуканьем каждый час, что хочет жрать…
Естественно, что в итоге вроде изначально небольшая и даже симпатичная кошечка превратилась в толстую, жирную (просто копию Муси!) кошку, которая еще отличалась особо блудливым нравом. Ну, а всем известно, когда ваша киска хочет не «Вискас», а кота, то ее уже ничем не остановить: она бешенно орет, по-всякому извивается и корчится, а иногда даже выпрыгивает из окна, даже если вы проживаете со своей питомицей в городе достаточно высоко – этаже этак на четвертом-пятом. Именно по этой причине хозяева «городских» кошек предпочитают их стерилизовать…
Чтобы дальше продолжить свой рассказ о сходстве кошки Дуси с прапорской дочкой автору придется сделать небольшое отступление, чтобы хоть немного просветить читателей с особенностями кошачьей половой жизни. Кошки могут спариваться только в период течек и после одного года, а коты готовы к выполнению долга в любое время и в любом месте. Совокупление кота с кошкой может происходить до 10 раз в час. Половой акт происходит примерно 5 секунд, потом кошка вскрикивает, кот резко отскакивает, а кошка начинает мурчать и тереться спиной о пол. А чтобы вязка состоялась, необходимо, чтобы кот и кошка были вместе не менее 2 дней. Причем необязательно, чтобы с одним котом. Так что можно себе представить, какой двухдневный кошмар предстоит каждой кошке для того, чтобы обзавестись потомством. Так что, если бы кошки знали все подробности предстоящего секса, то любая из них перед тем, как расстаться с невинностью (если, конечно она не мазохистка), непременно бы подумала и отказалась.
Но, по-видимому, эта кошка все же была мазохисткой, и к тому же не соблюдающей никаких законов кошачьей физиологии. Поэтому-то и была у ней на спине постоянная потертость, отчего баба Муся, решив, что это какая-то зараза, в дом ее не пускала. Так и жила приблудившаяся кошачья секс-бомба на улице. И что удивительно, за те несколько лет, что она провела на прапорском дворе, котят от нее никто так и не увидел. Наверное, потому, что проводить два дня с одним и тем же котом она не желала. Зато кошачьи концерты на разные голоса регулярно будили всех соседей по ночам, так что покой им только снился. И когда в один прекрасный день Дуся куда-то пропала, никто особого сожаления не проявил, а, может, только порадовался этому знаменательному событию. И вскоре все про нее забыли, кроме мамаши – Муси, которая так комментировала регулярные ночные отлучки своей дочурки:
«Опять наша Дуся нашла нового кота!»
А в редкие моменты приливов материнской любви начинала причитать:
«И что же такое? Ведь и девка ладная, и парни за ней бегают, а замуж никто не берет!»
Возможно, так бы и осталась Дуся в одиночестве до самой старости. Если бы в тридцать лет (перезрелом по деревенским меркам возрасте) она не посетила курорт в египетском Шарм-эль-Шейхе. Откуда и привезла араба-мужа в белом балахоне, от которого вскоре понесла двух вечно орущих арапчат. Отчего у Муси развилась злостная мигрень и неуемная злоба на вся и всех, а особенно почему-то на евреев. Но об этом я расскажу позже. А пока перейду к рассказу о ближайшем соседе Доктора, которого он язвительно прозвал "Шкет".


_______________________

Страницы: «« « 10 11 12