Глава 29. Проректор

Хотя Ректор – фигура в институте главная, большинство решений он только утверждает. А вот принимают эти решения и готовят нужные документы его заместители – проректоры. Проректоров в институте было несколько: по учебной и научной работе, по административной и хозяйственной части, также и по другим делам. Ко всему прочему они заведовали своими кафедрами, членствовали в Ученом совете, председательствовали в приемной комиссии и занимались другими общеинститутскими делами. И с одним из них Физик познакомил Доктора. Доктор много слышал об этом человеке, авторитет которого рос из года в год, позволив пережить нескольких проректоров, одного ректора и при этом не утратить ни своего авторитета, ни своей должности…

Увидев его в первый раз, Доктор опять вспомнил героя одного из советских фильмов – подпольного миллионера, вальяжного заведующего городской свалкой. И прекрасный костюм, и белая рубашка с дорогим галстуком, и вполне начальственный вид… Вот только бегающие из стороны в сторону глаза портили все впечатление. Такие глаза бывают у торговцев на рынке, когда они хотят за товар запросить подороже, но при этом боятся и продешевить, и покупателя потерять…

Физика с Доктором Проректор встретил гостеприимно, улыбаясь и предложив им располагаться поудобнее. Затем внимательно все выслушал и посоветовал забыть о Кремлевской аспирантуре, а вместо этого попробовать получить аспирантскую вакансию на кафедру Шефа от института, если тот не будет возражать против кандидатуры Доктора. И тут же предложил план действий: Шеф подписывает письмо на имя Декана с просьбой выделить место в аспирантуру. Затем Декан готовит и отправляет соответствующее письмо в Минздрав. А там, как говорится, дело техники: его личные связи обеспечат положительное решение любого вопроса. И в конце прибавил:

– Все должно быть нормально. Как говорится, не имей сто рублей, а имей сто друзей…

На этом они и расстались. Правда, Проректор у выхода придержал Физика за руку, прошептав ему на ухо что-то такое, от чего тот кисло поморщился. А когда Доктор поинтересовался, о чем же они шептались, ответил:

– Представляешь, мало ему, что я с его дочкой бесплатно занимаюсь! Он еще и попросил, чтобы ей на экзамене пятерку обеспечили. Пришлось ему пообещать… Но это уже моя забота! А ты лучше побыстрее вези в деканат письмо от своего Шефа.

«Да, – подумал Доктор, – ты мне – я тебе! Как у продавцов на рынке…»

Шеф, к удивлению Доктора, сразу же согласился подписать подготовленное в деканат письмо.

«Видимо, прикинул, что от подписи ничего не потеряет, – решил Доктор. – Да и что ему терять? Это же не в Кремлевском управлении отвечать за свою рекомендацию».

Но у Шефа были другие соображения: никто из его прежних аспирантов не хотел заниматься «сопливой» темой. То ли знаний не хватало, то ли чрезмерная брезгливость не позволяла.

«А тут не так уж и много времени прошло, а уже какие-то результаты появились, – рассуждал Шеф, подписывая письмо, на которое Доктор возлагал так много надежд. – Пусть поработает (если место получит!). А мы к нему внимательнее присмотримся…»

Через пару дней письмо было переправлено в деканат, а оттуда был послан запрос в Министерство здравоохранения на выделение аспирантского места для Доктора. Ждать ответа пришлось недолго: дней через десять-пятнадцать пришел отказ, в котором понятно объяснялось, что все запланированные на обучение аспирантов вакансии заняты, а выделить дополнительное место не представляется возможным. Непонятным было только одно: что делать дальше?

– Что делать дальше? – переспросил его новый приятель Дагестанец, которому Доктор недавно помог к докладу сделать вполне приличные слайды.

– Сходи снова к Проректору на прием, но только один и не с пустыми руками!

– Как это? – не понял Доктор.

– А вот так, – пошевелил тот двумя пальцами, как будто пересчитывал деньги.

– Ты что думаешь, тебе просто так выделят место? Мне ведь тоже вначале пришел отказ… Хорошо, что вовремя посоветовали, что нужно делать… Только я тебе ничего не говорил… Понял?

– Понял, – ответил Доктор. – Спасибо за совет…

Разговор этот состоялся после утренней конференции, а затем озадаченный Доктор целый день размышлял, как ему лучше это сделать. Ведь до этого дня он никому и никогда не давал взяток просто потому, что никогда с чиновниками дел не имел. В этом не было никакой необходимости! Все, что ему было нужно – от одежды и аппаратуры до автомобиля и запчастей к нему, он покупал у знакомых «бизнесменов» – фарцовщиков. Пусть переплачивал в два-три раза, но зато без проблем и очередей. В кооператив помогли вступить родственники, а он сам только внес необходимую для этого сумму.

Если проблема дачи взятки и возникала когда-нибудь, то только с инспекторами ГАИ (так раньше именовалось ГИББД)… Но это было совсем нетрудно – предъявить водительские права, в которые заблаговременно вкладывался червонец, а иногда – в зависимости от обстоятельств – и больше. После чего гаишник, поломавшись для виду пару минут, немедленно возвращал права и желал счастливого пути.

«Но Проректор ведь – не «мастер машинного доения» (так он называл гаишников), ему и тысячи может не хватить. Кто знает, какая у него «такса». Да и Дагестанец не сказал, сколько ему давать…»

В итоге Доктор решил преподнести Проректору сувенир, в который можно было бы «заложить» достаточную сумму денег. Купив у фарцовщиков, толкавшихся вблизи известной уже читателю комиссионки, подходящий подарок – швейцарский охотничий нож в подарочной упаковке – Доктор подложил под него неброский конверт с деньгами, завернув все в прозрачный целлофан. И на следующий день поехал с «подарком» в институт, еще не зная, как он будет его вручать…

В институт Доктор приехал в самый раз, когда прием только начинался, и поэтому оказался первым из тех, кто стоял в очереди в кабинет Проректора. Хозяин кабинета Доктора узнал и нисколько не удивился его приезду. Предложил присесть и сам занял место за столом, приготовившись слушать. По дороге в «alma mater» Доктор так и не придумал, как начать разговор и преподнести Проректору свою мзду. Но особенно раздумывать и не пришлось. Проректор спросил сам:

– Ну как, все в порядке?

«Да не совсем», – хотел ответить Доктор.

И тут сообразил, что тот уже наверняка в курсе дела. Поэтому вместо этого ответил:

– Да, пока все в порядке. Письмо в Минздрав ушло. Вот пришел вас поблагодарить…

И со словами – «а это небольшой сюрприз» – положил пакет на стол.

– Вижу, вижу, – хитро улыбнулся тот.

– Но друзьям ножи не дарят. А мы ведь с тобой друзьями должны стать. Ты – друг Физика, а значит, и мой друг. Так что я должен его купить, а то поссоримся.

Достал из кармана кошелек, вынул символическую плату – пятачок, протянув его Доктору и убрал пакет в стол.

– Сюрприз рассмотрю попозже… Дела… Заходи через недельку или чуть позже. Думаю, к тому времени положительное решение по твоему вопросу будет принято, – добавил он на прощание.

И, действительно, недели через три Минздрав выделил Доктору дополнительное место в аспирантуру на кафедру Шефа.

– Только так все дела в институте и делаются, – подвел итог рассказу Доктора Дагестанец.

– Если ты не «свой», за все будешь платить. Да и «свои» тоже платят. Правда, «доит» их сам Шеф, но берет с них, как говорится, «борзыми щенками». Ты только посмотри: взял он аспиранточку – дочку главного редактора издательства. И тут же вне очереди книжку его напечатали. А книжку, эту, кто ему почти всю написал? Его же аспирант – сын заведующей кафедрой, где дочке Шефа пятерку на вступительном экзамене обеспечили. А вот и дочка заместителя министра, который под нее деньги и оборудование кафедральной лаборатории выделил. А что можешь ты – без папы и мамы? Ничего! Поэтому будь готов, как говорят в народе, горбатиться на него да первым автором в статьях и изобретениях ставить, а иначе ни публикаций, ни защиты тебе не видать! Теперь-то понял, куда ты попал?

«Да уж, попал, – в душе согласился Доктор. – И попал не за свои идеи или знания, а просто за деньги! Купил место в аспирантуру, как у фарцовщиков тряпки покупают. Хорошая компания! Один институтом управляет, другой членов Политбюро консультирует. А чем они от фарцовщика Помойки отличаются? Только тем, что не барахлом торгуют, а возможностью места в аспирантуру распределять. Правда, Помойка – честный фарцовщик, в тюрьме уже давно сидит, а эти лицемеры до сих пор на своих местах, да еще в почете и уважении. Но жизнь сама все на свои места расставит…»

Доктор и не подозревал, как скоро это произойдет. В июле перед началом вступительных экзаменов в институт Проректора – председателя приемной комиссии – задержали двое молодых людей в штатском прямо в его кабинете. И не одного, а вместе с родителями абитуриента одной из южных республик и чемоданчиком, набитым доверху денежными купюрами. Правда, в отличие от Помойки его не посадили, а тихо «замяв» дело, освободили от занимаемой должности. Но заведовать кафедрой оставили. Такие уж были порядки в институте. Но, думаю, такими они остались и сейчас…

Ну, а Доктор спустя месяц успешно сдал экзамены и был зачислен в аспирантуру на кафедру Шефа. Казалось, что впереди его ждет необыкновенно интересная жизнь и долгожданное открытие…