Глава 39. Дагестанец

 Доктор выходил из конференц-зала, когда увидел поджидавшего его приятеля – Дагестанца. И подойдя к нему поближе, услышал:

– Слушай, дорогой, вы так громко шептались, что я все теперь знаю. Да и не только я один. Вон эта сидела позади вас, так что тоже, наверное, теперь знает. Смотри, как бы Шефу не помчалась докладывать.

И кивком головы указал на одну из самых ненавистных для Доктора особ – Надомницу.

– Да, эта крыса может, – согласился Доктор. – Ну и что? Я разве был не прав?

– Прав не прав, какое это имеет значение? Ты что, еще ничего не понял? Ординатор делает работу под руководством своего куратора. Для кого? Естественно, для куратора. А для кого аспирант проводит исследования? Естественно, для Шефа! Откуда вдруг у него полторы сотни научных работ? Сам он, что ли, их написал? Намек понял?

– Да, уж – согласился Доктор, чего тут не понять.

– Ты же вроде в патентном отделе уже был, – добавил Дагестанец, – должен был давно во всем разобраться…

Тут Доктор вспомнил свой поход в патентный отдел института. Заведующий отделом – Патентовед (так он назван в дневнике), хитренько улыбаясь, начал разговор так:

– Ну, и что новенького изобрел ваш Шеф?

От неожиданности Доктор даже опешил, ибо готовился оформить три заявки, но только от себя и Физика. Еще думал, стоит ли включать в соавторы Доцента за советы в работе, хотя и вовсе незначительные. А о соавторстве Шефа даже и не думал: ну никаким боком он туда не подходил. Но Патентовед, не дожидаясь ответа, все с тем же приветливо-хитреньким выражением на лице, потирая ручки («Вылитый следователь Порфирий Петрович», – подумал Доктор, вспомнив «Преступление и наказание»), продолжил:

– Вы ведь знаете, наверное, что все авторы изобретений имеют равные права, независимо от того, кто в списке стоит на первом месте. За границей обычно их указывают в алфавитном порядке. Ну, а у нас другая традиция – в порядке руководства…

Тут, как говорят, до Доктора дошло, и он, безнадежно кивнув головой, вписал в заявку и Шефа – на первое место, и Доцента – на второе. Ну, а себя с Физиком – в продолжение списка авторов…

– Ну, про твой доклад я не говорю. Это такой пустяк, – сквозь мысли Доктора прорвался голос Дагестанца.

– А вот мою историю ты знаешь? После мединститута услали меня там (в Дагестане) в маленькую районную больницу. Пять лет в ней пахал за копейки. Семью – жену и двоих детей – еле-еле содержал. Хорошо, родственники помогали.

– Ну да, – согласился Доктор, – половина Кавказа друг другу родственники, так что прожить можно.

– Мужчина должен сам обеспечить семью, – возразил собеседник, продолжая свой рассказ.

– Тогда я решил диссертацию защитить. Друг в министерстве обещал на хорошую должность пристроить, если будет степень. Ну и поехал я в Москву. Там у меня тоже…

– Родственник, – опередил его Доктор, улыбнувшись.

– Да ты не смейся, – обиделся Дагестанец, – это мой дядя. Он в НИИ по лекарственным препаратам профессор. Там как раз изобрели новый препарат и готовились его испытывать. И подходящая тема для диссертации нашлась. Посоветовали к Шефу обратиться, он же любит внедрять все передовое. И по профилю вроде подходило: профилактика остеопороза у астматиков. Ведь у многих из них от долгого приема гормонов кости начинают ломаться. Как место в аспирантуру получил, ты, думаю, догадываешься. Тоже Проректору поклониться пришлось. Вот так Шеф получил нового аспиранта, новую тему и новый препарат. Ведь дяде моему пришлось его в соавторы на первое место поставить. А что такое внедрить новое лекарство? Это не только большие деньги, когда начинается серийное производство, но и авторитет первооткрывателя. Ну, а стать первым Шеф стремится всегда. Да ты сам посмотри: все, что на кафедре испытывают, без авторства Шефа не обходится. Кстати, и «стимулятор иммунитета», с которым вот эта защищалась, – еще раз, кивнув головой, он указал на стоящую в стороне Надомницу – злейшего врага Доктора.

– Да уж наслышан, – усмехнулся Доктор.

– Шеф его, что ли, придумал? А ты тут про какие-то слайды и доклады переживаешь. Как говорят, наплюй и забудь. Донесут Шефу, что выступаешь… Сам понимаешь, чем кончится.

– Понимаю, – согласился Доктор, тут же вспомнив, чем закончилась история с Отступником, которого Шеф выжил с должности ассистента да еще и опозорил на весь институт.

А потом, секунду подумав, добавил:

– Да понял я все давно. Кафедральные порядки – это как астма: всем неугодным гарантировано удушье! Одним словом, «астматическая кафедра»!

– Ну, а раз понял, лучше успокойся и дождись защиты. А защитишься, будь готов или всю оставшуюся жизнь на Шефа горбатиться, или искать другое место. Вот у меня теперь новая должность – главный специалист в министерстве. Зарплата, знаешь, какая? Так что, до свидания и кафедра, и Шеф.

Дагестанец кивнул на прощание, и они расстались. Доктор направился к себе в отделение, заметив краем глаза Надомницу, пялившуюся на них с досадой. Похоже было, что ей так и не удалось подслушать ничего из разговора…