Глава 26. «Омоложение» легких

– Не будут дышать они просто так – для науки – собственной кровью (имея в виду гемоглобин), – охладил Заведующий пыл Доктора, когда тот начал с энтузиазмом рассказывать ему о предстоящем исследовании.

– Не любят они ни кровь сдавать, ни анализы проходить, – продолжил он, – зато обожают новые методы лечения. Вот и объясните им, что ингаляция собственной кровью (про гемоглобин – молчите!) здорово укрепляет иммунитет и омолаживает легкие! Тогда от желающих отбоя не будет! Вы же не при них будете кровь обрабатывать, вот и не нужно никаких подробностей. Говорите им, что ингаляция из крови – новый метод лечения.

«А что? – подумал Доктор. – Это хорошая идея!»

На следующий день на обходе в палате последним для осмотра Доктор намеренно выбрал «старожила» – Астматика. Того самого ветерана, с которым Шеф снимал свой знаменитый фильм для докторской. К тому же за прошедшие годы в каких только исследованиях он не участвовал! Наверное, без его обследований не было защищено ни одной диссертации на кафедре. Ну, а больше всего ему нравилось первым «пробовать» новые методы лечения. Таких, как он, в районе насчитывалось несколько десятков человек. И все они, регулярно попадая в ставшее им родным отделение для астматиков, обязательно набирались в контингент для очередного научного эксперимента. Поэтому можно без преувеличения сказать, что вся кафедральная наука держалась на таких вот ветеранах. Бывало и так, что один и тот же человек проходил сразу не в одном, а в двух или трех исследованиях, иногда с совершенно взаимоисключающими целями и, в конечном итоге, с такими же результатами. Но кого это волновало? Ведь запланированная на год вперед кафедральная «научно-исследовательская» программа не могла ждать, потому что к концу этого самого года должна была выдать нужное количество защищенных диссертаций…

Здесь, читатель, мы немного отвлеклись, так что вернемся к нашему Астматику. Доктор намеренно долго выслушивал его стетоскопом, выстукивал по спине и груди пальцами, а затем, изобразив на лице сожаление, многозначительно протянул:

– Да…а…а!

Что означало это самое «да…а…а!», астматик не понял и испуганно спросил:

– Совсем плохо?

– Да…а… а! – еще более многозначительно протянул Доктор, а потом добавил:

– Совсем легкие износились, неплохо бы провести курс омоложения!

Астматик от изумления открыл рот: никто и никогда здесь, в его родной больнице, не предлагал ему омолодить легкие. Сразу вспомнил он, что зря курил, да и продолжает курить по пачке в день (несмотря на протесты врачей), да и выпивает регулярно…

«Точно, износилось все, надо омолаживаться», – подумал он и тут же спросил:

– А это что? Новый метод лечения?

И на утвердительный кивок Доктора головой объявил:

– Так я всегда готов в первых рядах!

– Вот и замечательно, – ответил важно Доктор, – вы, как первый Космонавт, будьте завтра готовы к старту!

Астматик надул щеки и важно посмотрел на всех обитателей палаты, гордясь оказанным ему высоким доверием.

На следующее утро в кабинете Заведующего «подопытного» Астматика усадили за дыхательные приборы, провели все необходимые тесты и торжественно проводили в наспех организованный отсек для персональных ингаляций. В специально отгороженном углу ингалятория на столике уже стоял приготовленный Доктором раствор гемоглобина из его, Астматика, крови. Это «лекарство» и залили в аппарат для ингаляций, самый мощный из тех, что нашли в физиотерапевтическом отделении больницы. Первопроходца усадили за этот аппарат, он зажал во рту дыхательную трубку, и ингаляция началась…

Ингалятор загудел, и через стеклянные стенки его камеры было видно, как бурлит, распыляясь, кровавая жидкость. Астматик в ужасе закрыл глаза, но, как первый Космонавт, не отступил, продолжая дышать собственным гемоглобином. Через пару минут Доктор понял, что правильно сделал, послушав Заведующего и поставив этот агрегат в изолированный закуток, чтобы посторонние не увидели этого зрелища. А оно было просто ужасным! Ведь через минуту в кроваво-красный цвет окрасилось все: и трубки аппарата, и вся камера, и носогубные складки астматика, по которым вниз – на пол – стекали, как сопли, кроваво-красные капли. Хотя ужасным все это выглядело только внешне. Астматик минут через пять приспособился к нужному ритму дыхания и, довольно похрюкивая через дыхательный шланг, с удовольствием вдыхал «омолаживающий» раствор. Да так вошел во вкус, что, просидев полчаса за этим аппаратом, пытался выдышать до последней капли остатки кроваво-красной пены на дне.

– Ну все, все… хватит, – угомонил его Доктор – дня через два-три повторим лечение. А чтобы узнать, как идет омоложение, вот вам флаконы, шприц и инструкция. Собирайте в них со… (чуть было не сказал – «сопли»!) мокроту на анализ. Когда вся слизь с кровью выйдет, будем процедуру повторять…

Астматик уже на следующий день почувствовал себя значительно омоложенным, хотя накануне до самой ночи ходил и плевался кровавыми соплями, удивляясь, откуда их так много. Даже к Доктору подошел и спросил, отчего это он вдруг стал много откашливать. Доктор быстро сообразил, что все просто: слизь откашливается так быстро и легко, размокнув от получасовой ингаляции. Но выдавать секрета не стал, а с важным видом (вспомнив весьма кстати фразу из известного юмористического романа) изрек:

– Вся сила – в гемоглобине!

Довольный Астматик так проникся этой знаменитой фразой, что начал всем подряд рассказывать о новом методе омоложения легких. И уже на следующий день от желающих омолодиться у Доктора не было отбоя…

А еще через пару недель на очередном аспирантском собрании Доктор рассказывал собравшимся сотрудникам о полученных результатах. И хотя все выглядело пока скромно и приблизительно, стало ясно, что он изобрел новый метод, который позволяет оценить скорость очищения легких от скопившейся в них слизи.

– Может быть, удастся с помощью этого метода выяснить механизмы закупорки бронхов и понять, почему у одних астматиков легкие очищаются хорошо, а у других – плохо.

Такой вывод сделал Шеф, оставив Доктора работать в отделении для астматиков до конца ординатуры…